Гонорары композиторов, поэтов и писателей возьмут под госконтроль

Скандал, произошедший в творческом сообществе прошлым летом, похоже, получил логическое завершение. В Российском авторском обществе — крупнейшей в стране авторско-правовой организации — сменилось руководство. У отечественных композиторов, поэтов, писателей наконец появилась надежда, что о нищенских гонорарах и унижениях, которые им приходилось терпеть по вине прежнего гендиректора общества Сергея Федотова, теперь можно будет забыть как о страшном сне. Сам Сергей Федотов, как известно, находится под следствием по делу о хищении средств из РАО — заметим, эту организацию он возглавлял на протяжении многих лет.

В 2015 году количество сигналов о серьезных хищениях в РАО стало таким, что привлекло внимание не только органов полиции, но и сотрудников Федеральной службы безопасности. В результате в июне 2016 года Сергей Федотов был арестован сотрудниками Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России по подозрению в мошенничестве в особо крупном размере. Это подозрение, выросшее затем и в обвинение, видимо, имеет под собой основания — за год до этого в СМИ появились сообщения о том, что господин Федотов стал владельцем замка в Шотландии стоимостью в миллион фунтов стерлингов. Перечислялось и другое обильное «добро», оказавшееся собственностью Федотова. Авторы, доверившие управление своими правами этому человеку, в том числе многие известные деятели культуры и искусства, вполне обоснованно возмутились: с каких же «гонораров» ему привалило такое счастье?

РАО — негосударственная некоммерческая организация, которая занимается сбором, распределением и выплатой авторского вознаграждения за различные способы использования произведений. То есть управленческий, технический орган. Коллективное управление правами — это вполне цивилизованная схема взаимоотношений людей искусства с представителями бизнес-сообщества и вообще с коммерсантами. Кто-то творит, кто-то исполняет, кто-то это реализует. А кто-то — покупает. И такая схема прекрасно бы работала, если бы все было по-честному.

Но вот уж действительно — художника может обидеть каждый. Ведь мысли творческого человека заняты исключительно искусством: ему не интересно, да он и не умеет считать деньги. Он искренне верит, что его произведение стоит именно столько, сколько ему предложили. И если сумма оскорбительно мала, он обижается и замыкается в себе, даже перестает творить — мол, его творчество никому не нужно, его не ценят и не понимают. Ему даже не придет в голову, что произошла банальная кража — некий посредник положил в карман львиную долю чужого — в данном случае его, автора — гонорара.

Так, Илья Резник в 2013 году за свои произведения получил от РАО «полновесных» 12 копеек. Неужели выдающийся поэт-песенник, на протяжении многих лет сотрудничавший с самыми яркими звездами российской эстрады, столько заработал? Не из его ли невыплаченных гонораров и «вырос» чей-то шотландский замок?

Эксперты МВД рассказали корреспонденту «РГ», что ситуация с обворованными авторами — история не просто уголовная, а поднимающаяся на уровень проблемы экономической безопасности общества. Одно дело — стащить у зазевавшегося пассажира электрички кошелек или телефон, другое — ополовинить гонорар автора, скажем, музыкального хита. Или фильма. Тут уже затрагиваются интересы многих тысяч людей.

Подобные «творческие» конфликты имеют далеко идущие негативные последствия. И тем более обидно, что в случае с РАО мошеннические схемы прикрывались громкими именами членов Авторского Совета организации, в который входили очень уважаемые всеми люди: всенародно любимые артисты, авторы многочисленных популярнейших хитов, заслуженные деятели культуры. Александра Пахмутова, Николай Добронравов, Игорь Матвиенко и другие выдающиеся деятели нашей культуры вопреки их воле оказались вовлечены в грязные махинации семьи Федотовых. Пользуясь их доверием, Сергей Федотов хозяйствовал в РАО по своим правилам. А после ареста его мать и по совместительству заместитель гендиректора РАО Вера Федотова еще долго не сдавала позиции.

Когда в июле 2016 года, вскоре после ареста Сергея Федотова, инициативная группа авторов предложила созвать внеочередную конференцию РАО, действующее руководство организации заочно объявило заседание нелегитимным и заговорило о рейдерском захвате общества. Идею об организации конференции поддержало большинство авторов-членов РАО со всей России. В августе она была проведена — в строгом соответствии со всеми правилами и нормами. На заседании был утвержден новый состав Авторского Совета РАО. Генеральным директором общества авторы избрали Максима Дмитриева, на тот момент возглавлявшего Первое музыкальное издательство. Несмотря на свое очевидное поражение, свергнутое руководство РАО продолжало сопротивляться, подавая безосновательные иски в суды и не пуская новый менеджмент на порог офиса. «Двоевластие» в РАО продлилось вплоть до декабря, пока Министерство юстиции наконец официально не зарегистрировало все решения августовской конференции. Точку в спорах о легитимности конференции и избрания нового руководства РАО поставил Басманный суд — по иску члена старого Авторского Совета РАО Леонида Величковского судом были затребованы и подробно изучены несколько десятков коробок документов, касающихся процедуры созыва конференции. Изучив направленные членам РАО уведомления, заполненные ими бюллетени для голосования, а также документы по избранию делегатов, суд принял решение о том, что конференция была проведена в соответствии с духом и буквой закона.

К счастью, к настоящему времени с ситуацией в РАО, судя по всему, уже разобрались — увы, не без участия правоохранителей. Новый гендиректор общества Максим Дмитриев начал серьезную кампанию по сокращению расходов на содержание аппарата. Так, расторгнуты договоры с четырьмя ЧОПами (зачем деятелям культуры столько охраны?), которым платили 4,5 миллиона рублей в месяц. Осталась только одна охранная организация, выполняющая тот же объем работы, но за 900 тысяч рублей в месяц. Кстати, не исключено, что работой этих ЧОПов в РАО заинтересуется Росгвардия, которой переданы функции контроля над частной охраной. По инициативе Максима Дмитриева распродается парк из почти десятка элитных и даже бронированных (кого так боялись?) автомобилей. Почти на 10 процентов сокращается численность сотрудников. И еще многое будет сокращено. Для проверки финансово-хозяйственной деятельности организации привлечена крупнейшая российская аудиторская организация — ФБК Grant Thornton. Теперь РАО будет выполнять свои задекларированные функции в соответствии с законом и под контролем самих авторов. В конце концов, авторско-правовая организация и создана для того, чтобы помогать деятелям искусства и культуры полноценно развиваться и творить, а не бороться за свое существование.

Кстати

К настоящему времени Министерством культуры разработан законопроект, направленный на повышение прозрачности работы аккредитованных организаций по коллективному управлению, коей является РАО. Вероятно, будут внесены поправки в Гражданский кодекс и Кодекс об административных правонарушениях в части, касающейся авторских прав. Самое интересное из положений, включенных в законопроект, — пункт о «личном кабинете правообладателя». Подобные системы должны будут создать все общества по коллективному управлению. В личном кабинете автор произведения сможет узнать размер собранного вознаграждения и удержанных сумм, ознакомиться с годовой отчетностью организации по коллективному управлению и ее фондов. Будут созданы и наблюдательные советы с участием представителей госорганов и правообладателей. В общем, все просто: в творчестве и ведении уставной деятельности — полная свобода, но государственные наблюдатели вмешаются, если будет нарушен закон.

Изнутри ситуацию в РАО буквально «по полочкам» разложил известный поэт Александр Вулых:

— РАО — это организация, изначально созданная авторами и для авторов. К сожалению, под руководством Сергея Федотова основополагающие принципы работы РАО грубо нарушались. Фактически авторы не имели доступа к управлению организацией и не понимали, что в ней происходит, а значительная часть собранных авторских вознаграждений оседала в карманах узкого круга лиц, близких к руководству. Деньги уводились из РАО мошенническим путем, из-за чего большинство авторов не получали то, что им причитается по закону. Естественно, руководство в лице Сергея Федотова и его матери не предпринимало никаких усилий, чтобы сделать систему распределения средств прозрачной, как того требуют современные реалии. Не было и речи о внедрении программного комплекса, который позволил бы авторам контролировать порядок сбора и распределения вознаграждения. Средства распределялись не на основании отчетов о фактическом использовании произведений, а по рейтингам, составленным коррумпированными менеджерами. Когда подробности о работе РАО всплыли на поверхность, доверие авторов к организации было уже практически полностью утрачено. По сути, сложившаяся криминальная ситуация в РАО дискредитировала всю российскую систему коллективного управления.

Источник